Энциклопедия философии онлайн
Учение Фихте о человеке, обществе, государстве, праве и нравственности

Учение Фихте о человеке, обществе, государстве, праве и нравственности.

Учению о человеке в учении Фихте принадлежит совершенно особая и противоречивая роль. С одной стороны, требуется иметь в виду ранее рассмотренные абстрактно-теоретические выкладки, касающиеся Я и не-Я, чтобы "логически строго" перейти от основоположений наукоучения к пониманию человека. С другой стороны, характер и направленность всех этих основополагающих размышлений наукоучения будут непонятными, если сразу не принять в расчет, какое именно Я, т.е. какую интерпретацию человека имеет в виду Фихте. "Я действительного сознания, — пишет он, — есть, во всяком случае, особенное и определенное; оно также представляет личность среди многих личностей, из которых каждая для себя, в свою очередь, называет себя "я" — и именно до сознания этой личности наукоучение доводит свое выведение. Нечто совершенно другое представляет собой то Я, из которого исходит наукоучение; оно лишь не что иное, как тождество сознающего и сознаваемого, и до этого отвлечения можно возвыситься только посредством абстракции от всего остального в личности. Те, кто при этом уверяют, что в понятии они не могут отделить "я" от индивидуальности, совершенно правы, если они говорят, имея в виду обычное сознание... Но если они вообще не в состоянии отвлечься от действительного сознания и его фактов, то наукоучению делать с ними нечего".

В фихтевском учении о человеке, приведенном в теоретическое соответствие с наукоучением, в центр ставится, следовательно, не вопрос о том, каков человек эмпирически и фактически: в рамках этой теории "есть" человеческого существа одновременно носит характер долженствования: "Человек должен быть тем, что он есть просто потому, что он есть, т.е. все, что он есть, должно быть отнесено к его чистому Я, к его яйности (Ichheit) как таковой: человеческое "есть", т.е. бытие человека, определяется, таким образом, его предназначением. А последнее понимается по-кантовски: "сам человек есть цель - он должен определять себя и никогда не позволять себя определять посредством чего-нибудь постороннего; он должен быть тем, что он есть, так как он хочет этим быть и должен хотеть". Для эмпирического "я" чистое Я, или "Яйность", — не нечтопостороннееипотустороннее^Именноктождеству с чистым Я, несмотря на "отвлекающее" влияние эмпирии не-Я, должен стремиться и стремится обычный человек. Цель эта нереализуема, но человек к ней непременно устремляется. "В понятии человека, — пишет Фихте, — заложено, что его последняя цель должна быть недостижимой, а его путь к ней бесконечным. Следовательно, назначение человека состоит не в том, чтобы достигнуть этой цели. Но он может и должен все более и более приближаться до бесконечности к этой цели — его истинное назначение как человека, т.е. как разумного, но конечного, как чувственного, но свободного существа.

Понятие разумности как присущей человеку отличительной особенности не является изобретением Фихте — он заимствует это понятие из давних традиций. Но, пожалуй, наиболее специфическим и интересным оказывается то, что Фихте требует брать разумность человека вместе "с соответствующим разумности действием и мышлением" человека, вместе со способностью самореализации и самопонимания человеческого Я, а также и вместе с потребностью в том, чтобы "разумные существа, ему подобные, были даны вне его". Это, следовательно, активистское и интерсубъективное, как сказали бы сегодня, толкование человеческой разумности.

На основе подобной трактовки человеческого Я, его сущности и предназначения Фихте требует (по методологическому примеру выведения не-Я из Я) вывести из чистого Я другие человеческие существа, чтобы в конечном счете — через Другие Я — "дедуцировать общество". Шаги этой дедукции таковы: разбор сущности Я заставляет постулировать разумность; разумность не существовала бы, если бы не было "свободы в себе" как "последнего основания для объяснения всякого сознания". Свобода в себе органично полагает, по мнению Фихте, не одно-единственное, но множество взаимосвязанных Я, их способность ставить и реализовывать цели, "взаимодействовать друг с другом, ориентируясь на понятия". Такое взаимодействие Фихте называет общностью людей (Gemeinschaft). Когда к общности "примысливаются" разделение труда, сословия, государство, право, сфера духа и культуры, то это означает дедукцию общества (Gesellschaft). Необходимо отметить, что дедуцированные из чистого Я общность, общение, общество Фихте просит не отождествлять с эмпирическим существованием реальных социальных и государственных единств. Ибо принцип, назначение социальности, согласно Фихте, не имеют ничего общего с действительным государством, где другой человек и человечество в целом всегда используются не как цель, а как средства.

На этом уровне анализа, т.е. когда постулируются чистые принципы социальности, идеальные черты общества, демократически настроенный Фихте прежде всего вводит признак равенства как один из самых важных Фихте исходит из социального равенства людей как идеала, который, будь он реализован в действительности, помог бы людям компенсировать их обусловленное природой физическое неравенство. Тем же способом вводится деление на "сословия" в виде чистого принципа-требования: оно означает не реальное расслоение действительных обществ, а участие индивидов и групп во всеобщем разделении труда "согласно чистым понятиям разума". На подобном же "дедуктивном" пути возникает у Фихте понятие "культуры" как определение того уровня знаний, умений, разумности, до которых во всякое исторически определенное время способен подняться человек. А тем самым в "чистый" анализ, в теоретическую дедукцию неминуемо вводится исторический аспект.

Отвлеченная дедукция у Фихте не просто человеческой сущности, но и реальных проблем — общества, общения, культуры — не один раз вызывала критику его современников и потомков. Так, романтики, к которым он одно время был близок по своим идейным устремлениям, не скрывали своего разочарования как раз по поводу практической философии Фихте. Шлейермахер писал об отрыве фихтевской философии от жизни, о практической сомнительности и даже опасности "виртуозного" жонглирования понятиями, "конституирования" того, что преспокойно существует само по себе, например общество и государство, и вовсе не нуждается в подобном конституировании. На первый взгляд, упрек справедлив: некоторые звенья фихтевской дедукции выглядят искусственными и чрезвычайно сложными. Но нельзя забывать и о том, какова в данном случае цель Фихте. Ведь он делает своей целью именно выяснение конституирующей способности человеческого Я, которое обязательно полагает", рождает, оживляет для себя, а значит, преобразовывает мир общества, культуры, коммуникации с другими индивидами. Это полностью соответствует "генетическому" характеру философии Фихте. То, что в" первых вариантах его системы именуется «Tat-Hand lung», делом-действием, в «Наукоучениях» 1801 и 1804 гг. приобретает дополнительные понятийные характеристики — с упором на "генезис", "рождение", "продуцирование", осуществление исходя из принципа. То, что есть, следует постигнуть в его генезисе, рождении, становлении и долженствовании.

Впрочем, Фихте превосходно работает и на другом уровне социального и даже политического анализа — когда он сознательно ставит и решает вполне конкретные задачи. Таков ряд его работ, например «Замкнутое торговое государство», где он обращает внимание на отношение общетеоретического, философского, исходящего из идеала взгляда на политику и подхода чисто практического, реалистического, даже практического. Их несовпадение Фихте, разумеется, признаёт. "Я думаю, однако,- пишет философ, — что и политика не должна в своих построениях исходить из совершенно определенно существующего государства, если она - действительная наука, а не простая практика". В случае господства лишь "простого политического практицизма, указывает Фихте, была бы совершенно невозможной сколько-нибудь согласованная, именно мировая политика различных государств. Фихте в этой работе решительно выступает против ограбления европейскими державами колониальных стран и прозорливо предсказывает историческую бесперспективность колониализма, представляющего собой противоречащий разуму способ жизни "сегодняшних" людей за счет будущих поколений.

Фихте, как уже отмечалось, c самого начала связывал смысл и суть наукоучения и всей своей системы с понятием свободы. Однако по мере развития истории и совершенствования фихтевской философии все более выступавшая на первый план (в особенности в связи с отменой крепостного права и с наполеоновским завоеванием Германии) проблема свободы приобретает конкретно-исторический вид и делается для мыслителя проблемой социального и политического освобождения народов и стран Европы, Германии по преимуществу. Философ живо откликается на процессы самой истории. Но философско-исторические, социально-политические аспекты наукоучения были разработаны слишком слабо и абстрактно, чтобы стать основой осмысления исторического развития. Фихте понимает это. Учение о свободе у позднего Фихте все теснее объединяется с новой разработкой философии истории, понятий права, нравственности, государства. В этой связи исключительно важны опубликованные в 1813 г. работы Фихте «Основные черты современной эпохи», «Речи к немецкой нации», «Учение о государстве».

В первой из названных работ Фихте выделяет пять эпох всемирной истори, из которых четыре, по его мнению, так или иначе заключают в себе разумное, закономерное начало: они в целом и в тенденции соразмерны разуму, однако часто демонстрируют противоречивые ему движущие силы и основиния. Пятая эпоха - отдаленное будущее — станет целиком и полностью разумной. Но уже третья эпоха начинает противопоставлять себя предшествующей истории тем, что ее разумность постепенно обретает качество новой, сознательной разумности. А вот современную ему эпоху Фихте считает межвременьем эпохой, впавшей в "полную греховность". По существу она расценивается как некоторый промежуточный конец" истории, за которым,однако, должны последовать отрезвление новое возрождение человечества.

Членение на эпохи, с конкретно-исторической точки зрения отличающееся неопределённостью ("старый мир", "ноный мир") подчиняется, у Фихте такому основному критерию "разумности" истории, как отсутствие или наличие, уровень развития правового состояния. Так, черты "старого мира" — бесправие, азиатский деспотизм и соответствующие формы государственности. Поворотный пункт - появление и развитие христианства, которое становится долгосрочным, межэпохальным историческим фактором. Суть воздействия христианства на социальную историю Фихте видит в том, что оно требует "абсолютного равенства, личной, а также гражданской свободы всех - с уважением права как такового и прав как таковых". Но этот принцип всех принципов христианства, подчеркивает Фихте, хотя и пронизывает собой историю Европы и ее народов, однако на протяжрнии всего предшествующего исторического развития пробивает себе дорогу лишь с огромным трудом и скорее "в бессознательной форме". Ценность христианских принципов не только социальная, но и гуманистически-моральная: индивидуум учится признавать и уважать человеческий род, в чём, собственно, и состоят добрые, истинно человеческие нравы: культура в целом также постепенно проникается этими христианскими мотивами. Исследователи философии Фихте справедливо отмечают противоречие в изображении сущности христианских эпох, в особенности современной. С одной стороны, эта эпоха несет в себе принцип христианства, с другой — она насквозь проникнута греховностью. Разрешение противоречия состоит в том, что между собой сталкивается общеисторическая тенденция прогресса, разума, которая пробивает себе дорогу и в условиях современности, и то преходящее, неразумное, чем также отмечена эпоха.

В берлинский период творчества Фихте в его сочинениях и лекциях происходит существенное обновление некоторых ранее принимавшихся им с сочувствием понятий и предпосылок предшествующих государственно-правовых теорий, усиливаются эгалитарные, близкие к демократическому социализму акценты теории. Так, ранее философ отправлялся от некоторых понятий и мыслительных ходов теории естественного права с её тезисом о переходе - через общественный договор — от состояния дикости, бесправия, общего владения к правовому цивилизованному государству, объединяющему и защищающему граждан-собственников. Теперь Фихте подвергает жесткому критическому анализу концепцию общественного договора — на том, прежде всего, основании, что история в ней как бы делится надвое: на полностью "неразумное" и "разумное" состояния; и тогда совершенно неясно, как второе может возникнуть из первого. Так и появляется фихтевская идея "внутренней", пусть и "бессознательной" разумности, которая всегда должна наличествовать и постепенно развиваться в человеческой истории.

Что касается противоречия между эгалитаризмом, т.е. приверженностью принципу равенства, и учением о труде и государстве, так или иначе объясняющим и оправдывающим частную собственность, — противоречия, которое исследователи по праву обнаруживают у раннего Фихте, то в более поздних произведениях мыслитель склонен перенести центр тяжести не на собственность и связанное с нею государственное право, а на проповедь христианского идеала равенства и разумного аскетизма. "Юридическое начало у Фихте полностью подчиняется нравственному".

В «Речах к немецкой нации» у Фихте заметно усилены критические инвективы в адрес "современной эпохи". Мыслителю важно интерпретировать победу Наполеона над Германией и вторжение французских войск не только как конкретное событие, но и как результат присущих всей третьей эпохе истории себялюбия, эгоизма (например, проявившихся в поведении князей раздробленной Германии). Наступление новой, более разумной, нравственной и гуманной эпохи Фихте теперь считает не задачей и абстрактной возможностью отдаленной истории, а настоятельной потребностью настоящего времени, без реализации которой не смогут возродиться Германия и другие подпавшие под французское владычество государства. Оставлен в стороне своеобразный "европеизм", так характерный для настроений Фихте предшествующего периода, как, впрочем, и для других гениев немецкой мысли и культуры. Фихте, что в данном случае естественно, выступает как горячий патриот своей страны; национальные мотивы значительно превалируют над общечеловеческими, космополитическими. Аргументация Фихте такова: в горизонте нравственного действия совершенствования человеческого рода следует ожидать не от других наций и народов, "...каждый должен на своем месте так мыслить и развивать такие устремления, как если бы на него одного, на его рассудок... падала роль того основания, на котором покоилась бы святость всего человечества...". "Каждая нация должна сохранять свои специфику и самостоятельность, она должна сохранять и преобразовывать историю божественного, воплощенную изначально в её языке, и передавать все это по традиции, действуя с такой серьезностью, как будто от нее одной зависит святость человечества. Ангажированность, включенность в национально-освободительное движение получили, таким образом, не узконационалистическое, а в конечном счете общечеловеческое, общеисторическое обоснование. Впрочем, в фихтевских речах были некоторые оттенки, которые и тогда и впоследствии охотно использовали немецкие националисты — например, попытки принизить негерманские народы Европы (французов и англичан в первую очередь). И все же главное в речах Фихте следующее: не ответное бряцание оружием, не месть за оккупацию, за испытанные унижения, не новые убийства должны быть ответом Германии. Немецкому народу следует вернуться в состояние свободы и самостоятельности с помощью духовного возрождения, воспитания, расцвета языка и культуры.



источник: История философии: Запад-Россия-Восток книга вторая. Философия XV-XIX вв.

источник: Филослов.ру


просмотров: 506
Ясперс об истории и 'осевом времени.'
Розенкрейцеры, мистический орден Розы и Креста
Жизнь, сочинения и основные идеи Фихте
Институт Знания о Тождественности, учения Чайтаньи, синкретическая доктрина
Эксцентричность, энтузиазм, Лучшие мысли
Человек, человечество, Лучшие мысли
ФРИДМЕН (Friedman) Милтон
Перевоплощение Крэнстон
Женатый, женский, Лучшие мысли
ОЩУЩЕНИЕ
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
ESCAPULARIO VERDE SAN JUDAS Y VIRGEN DE GUADALUPE/GREEN SCAPULAR ST. JUDE 05571

$28.00
End Date: Thursday Oct-25-2018 7:38:02 PDT
Buy It Now for only: $28.00
|
10" Statue of Jesus Malverde Sinaloa Figurine Mexico Estatua Figure Narco Saint

$7.50
End Date: Friday Oct-26-2018 12:43:29 PDT
Buy It Now for only: $7.50
|
10 pc ESCAPULARIO VIRGEN DEL CARMEN/SCAPULAR MOUNT CARMEL 

$2.75
End Date: Sunday Nov-4-2018 16:41:11 PST
Buy It Now for only: $2.75
|
ESCAPULARIO VIRGEN DEL CARMEN CAFE/BROWN SCAPULAR MOUNT CARMEL 01455

$34.99
End Date: Friday Oct-26-2018 20:03:26 PDT
Buy It Now for only: $34.99
|
SOPERA AMARILLA PARA OSHUN YELLOW SOUP TUREEN FOR OCHUN SOPERAS 576-2Y

$4.60
End Date: Sunday Nov-4-2018 15:17:47 PST
Buy It Now for only: $4.60
|
Alcoholics Anonymous AA 6 Month Bronze Medallion Token Coin Chip Sobriety Sober

$135.00
End Date: Sunday Nov-11-2018 14:00:09 PST
Buy It Now for only: $135.00
|
MUSEUM QUALITY SHRUNKEN HEAD REPLICA, JIVARO, TSANTSA, MUMMIEFIED, BIZARRE, GAFF

$4.95
End Date: Wednesday Nov-14-2018 18:20:44 PST
Buy It Now for only: $4.95
|
Thai Buddha Amulet from a Buddhist Temple in Bangkok Kwan Yin - 10112

$12.99 (1 Bid)
End Date: Wednesday Oct-17-2018 9:08:28 PDT
|
Vintage Jimmy Swaggart Cross & Dove Lapel Pins. MINT

$39.00
End Date: Monday Nov-12-2018 21:38:20 PST
Buy It Now for only: $39.00
|
12.5" Statue Santa Muerte Holy Death Grim Reaper Skull 7 Colors Siete Potencias

$12.95
End Date: Monday Oct-29-2018 0:11:20 PDT
Buy It Now for only: $12.95
|
Sidr, Sedr, Ziziphus spina, Jujube tree leaves Powder 100g

$16.00
End Date: Tuesday Oct-23-2018 17:55:55 PDT
Buy It Now for only: $16.00
|
12pc.(One Docen): ESCAPULARIO VIRGEN DEL CARMEN/SCAPULAR MOUNT CARMEL 01455

$55.00
End Date: Wednesday Oct-17-2018 13:33:15 PDT
Buy It Now for only: $55.00
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Философия
 
Дэвид Дойч Начало бесконечности. Объяснения, которые меняют мир
Начало бесконечности. Объяснения, которые меняют мир
Цитата
"...Прогресс вовсе не обязательно должен иметь конец, но у него всегда есть отправная точка - причина, по которой он начался, событие, которое способствовало этому, или необходимое условие для его начала и успешного развития. Каждая из таких отправных точек - это "начало бесконечности" с позиций рассматриваемой научной области. На первый взгляд кажется, что в большинстве своем они никак не связаны между собой. Однако все они - части одного целого, того, что присуще нашей действительности и что я называю собственно началом бесконечности".

Дэвид Дойч

О чем книга
Британский физик Дэвид Дойч - не только один из основоположников теории квантовых вычислений, но и философ, стремящийся осмыслить "вечные вопросы" человечества в контексте, заданном развитием науки. Стержневой вопрос данной книги: есть ли предел для человеческого прогресса? Ответ выражен в заглавии: мы стоим у начала бесконечного пути, по которому поведет нас, выдвигая догадки и подвергая их критике, наш универсальный разум. Мы встали на этот путь в эпоху Просвещения, но с него легко сбиться под влиянием ошибочных философских идей, к которым автор причисляет многие течения мысли - от позитивизма до постмодернизма, не говоря уже о религии. Примером отступления от пути разума в науке предстает у него копенгагенская интерпретация квантовой механики. Разумную альтернативу ей Дойч видит в интерпретации Эверетта, из которой вытекает картина мира как мультивселенной. Но сфера интересов автора не ограничивается наукой. Опираясь на идеи Карла Поппера и понятие разумного объяснения, Дойч формулирует теорию познания, из которой выводит существование объективной истины в этике и эстетике, а также политические принципы, способствующие неограниченному прогрессу.

Почему книга достойна прочтения
  • В книге приведены доводы в пользу того, что прогресс как в области теории, так и в области практики, обусловлен лишь стремлением людей найти разумные объяснения.
  • Вы ознакомитесь со всеми областями естественных наук и философии.
  • Вы найдете объяснение, а также поймете, когда прогресс возможен, а когда нет.

    Кто автор
    Дэвид Дойч - британский физик-теоретик, профессор Оксфордского университета, внес огромный вклад в развитие квантовых вычислений. За свои заслуги Дойч был награжден медалью Дирака (нобелевского лауреата и одного из основателей квантовой физики) и принят в элиту британского научного мира - Лондонское королевское общество.

    Ключевые понятия
    Прогресс, мультивселенная, квантовая механика, бесконечность....

  • Цена:
    609 руб

    Никколо Макиавелли Государь Principe
    Государь
    Сочинения Никколо Макиавелли, созданные в Средние века, и в XXI веке привлекают внимание политиков, общественных деятелей, исследователей и любителей изящной словесности: его политические трактаты полны актуальных принципов и рекомендаций, а художественные сочинения не утратили блестящего юмора и свежести. Шедевр итальянского писателя и дипломата - "Государь" - был задуман как учебник для самодержцев всех времен. Макиавелли выступал сторонником сильной государственной власти, допуская в случае необходимости использование любых средств для ее укрепления. Самоуверенность, смелость и гибкость сильного государя - вот от чего зависит, по мнению Макиавелли, успех проводимой им политики. В книгу вошли наиболее известные исторические, политические и художественные произведения Никколо Макиавелли....

    Цена:
    140 руб

    Бенедикт Спиноза О Боге, человеке и его счастье
    О Боге, человеке и его счастье
    Бенедикт Спиноза — один из величайших философов-рационалистов. Его сочинения составляют эпоху в истории европейской мысли, и их изучение стало необходимым моментов всех учебных курсов по метафизике. Характерной черной Спинозы является строгая последовательность мысли и четкая организация текста. Идеи Спинозы, особенно его центрального произведения, «Этики», оказали значительное влияние на культуру. В настоящее издание вошли два знаменитых сочинения Спинозы — «Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье» и «Богословско-политический трактат», которые, наряду с «Этикой», занимают центральное место в наследии философа....

    Цена:
    132 руб

    Уильям Арнтц, Марк Висенте, Бетси Чейс Кроличья нора, или Что мы знаем о себе и Вселенной? What the Bleep Do We Know? Discovering the Endless Possibilities for Altering Your Everyday Reality
    Кроличья нора, или Что мы знаем о себе и Вселенной?
    Кто я? Каково мое место во Вселенной? Мир, в котором я живу, - реален ли он? Почему каждый день похож на предыдущий? Могу ли я изменить свою жизнь? Авторы этой книги встретились с 17 учеными, физиками и духовными учителями, чтобы получить ответы на Великие Вопросы, которые интересовали людей на протяжении многих веков....

    Цена:
    355 руб

    Никколо Макиавелли Государь
    Государь
    ГОСУДАРЬ - самая значительная и неоднозначная работа флорентийского государственного деятеля эпохи Возрождения Никколо Макиавелли. Долгие годы эта книга ассоциировалась с политикой яда и кинжала. После выхода в свет ГОСУДАРЯ появился термин "макиавеллизм", обозначающий цинизм, вседозволенность, двуличие в политике. Однако сегодня многие положения автора воспринимаются не столь однозначно, найдя свое воплощение в истории XX века. Помимо ГОСУДАРЯ в данном издании публикуется другая знаменитая работа Макиавелли РАССУЖДЕНИЯ О ПЕРВОЙ ДЕКАДЕ ТИТА ЛИВИЯ, дополняющая и проясняющая многие моменты основного труда автора. Оба текста представлены в наиболее современном на сегодняшний день переводе и снабжены примечаниями....

    Цена:
    140 руб

    Бертран Рассел История западной философии A History of Western Philosophy
    История западной философии
    Бертран Рассел - лауреат Нобелевской премии по литературе, математик, общественный деятель и один из величайших философов ХХ века, автор знаменитых работ "Проблемы философии", "Человеческое познание: его сфера и границы", "Азбука относительности", "Брак и мораль" и "История западной философии". "История западной философии" - самый известный, фундаментальный труд Б.Рассела. В нем он прослеживает развитие философских взглядов от возникновения греческой цивилизации и до 20-х годов двадцатого столетия....

    Цена:
    769 руб

    Карл Юнг, Мишель Фуко Матрица безумия
    Матрица безумия
    Отчего в нашу эпоху возросло число психических заболеваний и нервных расстройств? Отчего массовые психозы охватывают целые народы? Отчего в политике, журналистике, культуре столько явно выраженных ненормальностей, шизофренических отклонений? В чем символизм сумасшествия и есть ли в нем скрытый смысл? Карл Густав Юнг и Мишель Фуко, работы которых представлены в данной книге, отвечают на этот вопрос по-разному.
    Выдающийся швейцарский ученый, психотерапевт Карл Густав Юнг считал, что к увеличению числа душевных заболеваний приводит забвение современным обществом базовых принципов человеческого существования.
    В свою очередь, французский философ-структуралист Мишель Фуко утверждал, что безумие - это расплата за прогресс, устанавливающий определенные рамки для подсознательных процессов человеческой психики.
    В данный сборник вошли работы Юнга и Фуко, посвященные причинам и символизму безумия в современном мире, а также истории сумасшествия в западном обществе....

    Цена:
    489 руб

    Сумерки богов
    Сумерки богов
    В книгу включены произведения видных западных мыслителей - Ф.Ницше, 3.Фрейда, Э.Фромма, А.Камю, Ж.П.Сартра, которые подвергают критике религиозные идеи. Некоторые из этих произведений публикуются на русском языке впервые.
    Рассчитана на пропагандистов, преподавателей и студентов вузов, на всех интересующихся атеистической проблематикой....

    Цена:
    1099 руб

    Мишель Фуко Археология знания L'Archeologie du savoir
    Археология знания
    Книга выдающегося французского философа Мишеля Фуко "Археология знания" занимает в его наследии особое место. Изданная в 1969 году, она выражает изменившееся мироощущение французского интеллектуала после "майской революции", а если говорить о личной истории Фуко, - завершает "археологическую эпоху" его творчества и открывает новое направление исследований. В этой работе Фуко пытается ответить на следующие вопросы: какой тип феноменов может стать объектом дискурса истины? кто может занять позицию говорящего субъекта? каким образом возникают новые совокупности элементов, которые мы называем "научными теориями"? Фуко не создает здесь очередной вариант "истории идей", а стремится исследовать те соответствия, которые существуют между различными речевыми практиками и "внеязыковыми структурами повседневности", то есть экономическими, социальными и политическими условиями производства самого знания.
    Во втором издании устранены некоторые неточности перевода, добавлен словарь личных имен.

    Книга адресована всем, кто интересуется современной философией....

    Цена:
    629 руб

    Айн Рэнд Введение в объективистскую эпистемологию Introduction to Objectivist Epistemology
    Введение в объективистскую эпистемологию
    Эта книга Айн Рэнд - изложение объективистской теории понятий. Айн Рэнд предложила чрезвычайно смелое и оригинальное решение проблемы универсалий, которое существенно повлияло на развитие современной философии.
    Яркий и страстный стиль изложения делает философскую книгу Айн Рэнд не менее интересной, чем иной бестселлер со стремительно развивающимся сюжетом.
    Блестяще аргументированная работа Айн Рэнд дополнена выдержками из ее необычных семинаров по объективистской эпистемологии. В них участвовали философы, физики, математики, которые задавали Айн Рэнд вопросы, касающиеся ее теории понятий. Нам предоставлена редкая возможность следить за логикой рассуждений автора в живой дискуссии, в стремительном вихре дебатов, "слышать" живой голос Айн Рэнд....

    Цена:
    320 руб

    2013 Copyright © FiloSlov.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
    Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
    Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования