Энциклопедия философии онлайн
Периодизация античной философии

Периодизация античной философии.

Попытка дать периодизацию и систематизировать — одна из первых, предпринимаемых человеческим разумом при встрече с незнакомым материалом: чем приблизительнее его знание, тем легче он укладывается в схему. Вместе с тем, обозримая и легко схватываемая схема безусловно нужна излагателю любого осмысленного материала. При написании истории — в том числе истории философии, не говоря уже об изложении философии как таковой, — меньше всего можно достичь абсолютной объективности; более того, неразумно даже задаваться такой целью. Определенный схематизм при общем изложении неизбежен. Поэтому важно сразу указать существо предлагаемой схемы, а также искать такую схему, которая по возможности не чужда излагаемому материалу, а в идеальном случае заимствуется из него. И нужно сказать, что античность опять-таки прекрасно соответствует исполнению данного разумного требования.

В философии позднего платонизма для описания любого процесса развертывания, раскрытия, эволюции некоего начала была продумана и разработана триада пребывание-выступление-возвращение. Прекрасные образцы этой тончайшей разработки мы находим у схолархов Платоновской Академии в V и VI вв. Прокла и Дамаския. Для того чтобы нечто могло проявляться и развиваться, оно должно устойчиво пребывать. Именно полнота бытия-пребывания (μονη) всякой реальности, которая является ее благом, провоцирует исхождение, выступление, продвижение вперед (προοδος), сопровождающееся раскрытием возможностей и дробным воспроизведением пребывающего; но чтобы это продвижение не ушло невозвратно в дурную бесконечность и не рассталось навсегда со своим благом, необходимо обращение к нему, возвращение к исходной полноте (επιστροφη), стремление обрести ее если не во всей ее жизненной проявленности или безусловности ее неточного бытия, то по крайней мере в полноте ее познания. Так и античная мысль, её специфическое качество и направленность, названные философией, обретя однажды собственную полноту и раскрыв все богатство своих отдельных возможностей, неизбежно вновь устремилась к себе самой — к своим истокам и к своей полноте: завершив тем самым свой путь и таким образом вновь представ в виде полноты своего бытия-пребывания, она дала возможность развиться этой новой полноте уже в пределах средневековой мысли и вновь вернулась к себе в эпоху Возрождения. Такого рода выступления и возвращения мысли неизбежно происходят и в каждом ее более частном движении, обеспечивая до наших дней единство европейской философии и культуры в целом.

Первый этап античной философии был завершен Платоном; философия эллинистического периода знаменовала продвижение вперед, а поздняя философия — начиная с I в. до н.э. — устремилась в едином, хотя и разнообразном, возвратном порыве обрести первоначальную полноту и собрать все то, что было ею до сих пор сделано, чем она до сих пор была. Поскольку Платон символизирует полноту пребывания и тем самым завершает первый период, вполне естественно, что последней философской школой, достигшей полноты возвращения, был поздний платонизм. Все прочие школы помещаются в промежуточной области — между Платоном и поздним платонизмом. Так — от Платона и к Платону — развивалась античная философия начиная с Аристотеля.

Обратим внимание на то, что, когда речь идет об античности, мы очень редко говорим об анонимных направлениях: мы всегда сталкиваемся с личностями и именами. "Направления" появляются, когда мельчают личности и портятся имена. Античная философия — это двенадцать веков крупных личностей и славных имен.

Пифагор, учреждая первую философскую школу, очерчивает принципиальный характер и круг возможностей философии. Эти возможности по видимости слишком велики и кажутся на деле нереализуемыми. В поле зрения школы Пифагора — все предшествующие и новые авторитеты, тексты и идеи, которые собираются и продуцируются в великом множестве; а также новые дисциплины: грамматика и риторика; учение о числе, геометрия и музыка; учение о человеческом теле — медицина, а также о человеческом социуме — политика, которой пифагорейцы энергично занимаются и в практическом плане; и кроме того — начало и цель всего — языческое богословие. Мы с трудом и неполно восстанавливаем историю раннего пифагореизма, но даже если бы в сознании живших после него греков Пифагор остался только как изобретатель философии и создатель первой философской школы, — ив таком случае он совершил бы самое важное, поскольку таковым оказывается само открытие этой сферы совершенно нового применения человеческого ума и новой организации жизни, сферы, которая мгновенно начинает разрабатываться и наполняться конкретным содержанием.

Первый дошедший до нас представительный корпус философских текстов — корпус сочинений Платона. Мы можем вместе с Платоном проявлять подлинно философское недоверие к человеческому записанному слову, но, изучая философию и ее историю, никогда не пренебрежем им. То, что у Пифагора и пифагорейцев только обозначено, уже сформулировано у Платона. Философия явственно опознана как любовь к мудрости, к богу и к самому себе. Задача философа — бежать из этого мира, но, поскольку он находится в нем, — культивировать добродетели и выполнять законы. Для этого необходимо правильное воспитание — физическое и мусическое; изучение определенного круга наук: по овладении грамотой — арифметики, геометрии, астрономии и музыки, а также диалектики. Кроме того, необходимо правильное государственное устройство, а за неимением такового — создание в себе его совершенного образа, поскольку справедливость столь же хранит государство, сколь и отдельную человеческую душу. Все науки уже названы, они явственно используются Платоном и дают результаты. Но по текстам Платона мы не можем их восстановить и учить им, хотя и можем воспитать свою душу так, чтобы — оттолкнувшись от текстов Платона — обратиться к названным им наукам и учениям и с их помощью снова вернуться к текстам Платона.

Другой наиболее представительный корпус философских текстов, дошедший до нас от античности, — корпус сочинений Аристотеля. Здесь впервые не только рассуждения о науках, их необходимости, пользе, последовательности их изучения, но и пособия, по которым можно учиться тому, о чем идет речь: риторике, поэтике, диалектике, или топике, аналитике; физике, науке о небе, первой философии; этике, психологии, биологии; наконец политике. Философия представляет собой конкретный набор конкретных дисциплин, большая часть которых изложена самим Аристотелем. Правда, логика так и осталась аристотелевской логикой, физика — аристотелевской физикой; но ведь и геометрия платоника Евклида осталась Евклидовой геометрией и, несмотря на то что появились неевклидовы, не перестала быть наукой.

Нельзя сказать, что какая-то из этих наук не была предположена Платоном. Но в полноте платоновского представления об универсуме еще не было места для такой дробности, какую мы находим у Аристотеля. Именно поэтому мы и говорим о том, что Аристотель — начало исхождения, отступления, отхода от изначальной целостности, обнаружение большей дробности и свидетельство определенного ущерба этого целого, ущерба, который как раз и компенсируется великолепным развитием философии, которое Аристотель демонстрирует.

Едва ли случайно, что философия III-I вв. до н.э. представлена преимущественно — почти исключительно — фрагментами: именно таким и должно быть наиболее адекватное представление об эпохе исхождения, дробления, частичного воспроизведения образца, сохраненного в своей безущербной полноте (Платоновский корпус), тогда как уже его первое совершенное подобие (Аристотелевский корпус), сохранив существо своей внутришкольной определенности, утеряло полноту и внешнюю представительность.

Значительно превосходят по объему оба эти корпуса текстов тексты комментаторов того и другого, созданные в последние пять веков, отпущенные античной философии. Все остальное — за редкими исключениями — либо вторично, либо дошло до нас во фрагментах. Задумаемся над этим очевидным фактом: самый большой корпус текстов, дошедший до нас от античности, — комментарии к двум наиболее представительным текстам предшествующего периода.

Таким образом, десять веков античной философии распределяются примерно так.

Первые двести лет, или эпоха пребывания (μονη), — формирование того устойчивого целого, в котором европейская мысль уверенно опознает свое начало и начало своей философии; завершается этот период организацией первой постоянной философской школы — платоновской.

Следующие триста лет, или эпоха исхождения (προοδος), — дробление и развитие этого начала, разработка отдельных философских дисциплин и одновременное существование нескольких философских школ; завершается этот период стремлением обнаружить общий исток у разных философских школ, обретением и изданием потерянных текстов Аристотеля и новым изданием текстов Платона.

Третий период, или эпоха возвращения (επιστροφη), длившийся в общей сложности пятьсот лет, отмечен стремлением философии — как и античной культуры в целом — вернуться к своим истокам, максимально осознать специфику своей школы и развить школьную организацию путем освоения и интерпретации текстов ее основателей.

Первыми исчерпывают свои возможности эпикурейцы: ко второму веку нашей эры мы решительно теряем их из поля зрения. Между тем, эпикурейская школа в Афинах продолжала существовать, стоявшие во главе ее осознавали себя преемниками Эпикура — диадохами — и получали поддержку от римских императоров.

Во втором веке пришел черед стоиков: после Марка Аврелия мы не знаем ни одного представителя этой школы и самих стоических школ, хотя стоическое влияние заметно и в неоплатонизме, и в христианстве.

К концу III в. окончательно угасают перипатетики. Вместив все эти традиции, пифагорейски окрашенный платонизм оказывается единственным репрезентантом античной философии, которая некогда была им открыта и развита в своей полноте. Вдобавок платонизм вмещает все достижения античной общеобразовательной школы и потому оказывается для средневековья — а значит, и для всей последующей европейской философии (но также и для мусульманской культуры) — репрезентантом всей античности.

Замечательно, что в середине 50-х годов III в. н.э. сходная схема истории предшествующей философии была предложена Плотином. Начиная свой пятый по хронологии трактат «Об уме, идеях и сущем» (V 9), Плотин приводит знаменитое сравнение:

„Получается так, что все люди сначала опираются на чувства, а не на ум, и, прилежа в первую очередь к чувственному, одни, постоянно пребывая в нем, живут в уверенности, что оно — начало и конец, и что ежели понять, что огорчающее и доставляющее удовольствие в этом мире суть соответственно зло и добро, — так того и довольно, почему они и проводят жизнь, к удовольствию стремясь, а огорчения избегая. Те из них, кто притязает на собственное учение <эпикурейцы>, даже объявили такое воззрение мудростью, — поистине, грузные птицы, которые, будучи обильно нагружены тем, чем снабжает земля, не могут взлететь, хотя от природы они и снабжены крыльями.

Другие же <стоики> к дольнему почти не привязаны, поскольку лучшая часть души подвигает их от удовольствия к прекраснейшему; однако же, будучи неспособны увидеть горнее и не имеющие потому возможности утвердиться в чем-нибудь ином, они, провозглашая "добродетель", свергаются к практической деятельности и к "предпочтительному" в том самом дольнем мире, от которого они поначалу попытались подняться.

Однако третий род божественных людей <платоники> благодаря большей мощи и зоркости взора увидели — как раз в силу своей зоркоглазости — горнее сияние, и вознеслись туда, так сказать, сквозь тучи и здешнюю мглу, и стали обретаться там, презрев все здешнее, — ради того, что там — подлинное их обиталище, — совсем как тот, кто возвратился в милую землю отца из долгого странствия" (V 9, 1, 1-21 Henry-Schwyzer).

Таким образом, три основные философские школы античности рассматриваются Плотином и другими поздними платониками на фоне иерархии бытия и знания а также типов жизни, причем в данную последовательность включаются и прочие философские школы: Аристотель как ученик Платона и воспитанник Академии явно располагается ниже Платона, так сказать, в преддверии, но несомненно выше стоиков и, разумеется, эпикурейцев; а Пифагор, Орфей и прочие божественные теологи, древнейшие основатели таинств и священнодейств, соотносятся с высшей ступенью иерархии. Ниже об этой иерархии пойдет речь специально, а сейчас рассмотрим каждый из периодов подробнее.

Литература:
Шичалин Ю.А. Периодизация античной философии./История философии. Запад-Россия-Восток. Книга первая. Философия древности и средневековья.- М.:Греко-латинский кабинет, 1995 - с.24-28

источник: Филослов.ру


просмотров: 699
Беседы об оккультизме Блаватская
Усвоение аристотелизма в схоластике
Вегетарианство и оккультизм Ледбитер
ОПЕРАЦИОНАЛИЗМ
ИНВЕРСИЯ
Мысли, мышление, Лучшие мысли
Цептер, коммерческий культ, Нью Эйдж
ГРАНОВСКИЙ Тимофей Николаевич
Современный прогресс в теософии Блаватская
БЕРДЯЕВ Николай Александрович 1874-1948 русский философ и публицист
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
NEW GRAN TAROT DE LOS ANGELES CON 78 ARCANOS CON INSTRUCCIONES A COLOR INCLUIDAS

$4.99
End Date: Sunday Apr-28-2019 10:42:49 PDT
Buy It Now for only: $4.99
|
Mini Shrunken Head

$12.00
End Date: Friday Apr-26-2019 10:00:39 PDT
Buy It Now for only: $12.00
|
Greek Silver Worry Beads Komboloi Short Size Stress Reliever Vintage

$14.00
End Date: Wednesday May-15-2019 7:41:32 PDT
Buy It Now for only: $14.00
|
Jesus Malverde Collar Necklace Sinaloa Narco saint Narcosanto Mexico

$2.75
End Date: Friday May-3-2019 17:41:11 PDT
Buy It Now for only: $2.75
|
ESCAPULARIO VIRGEN DEL CARMEN CAFE/BROWN SCAPULAR MOUNT CARMEL 01455

$13.88
End Date: Saturday Apr-27-2019 23:50:59 PDT
Buy It Now for only: $13.88
|
SITTING SOLID PEWTER AIR FAIRY WITH GAZING BALL, STUNNING DETAIL, WISDOM TOTEM

$19.99
End Date: Monday Apr-22-2019 17:29:02 PDT
Buy It Now for only: $19.99
|
Jesus Malverde 8" Inch Statue Sitting Narco Sinaloa Sinaloense Saint

$3.25 (2 Bids)
End Date: Sunday Apr-28-2019 17:26:45 PDT
|
1758 FOLLOWING THE UNIVERSAL HISTORY

$13.99
End Date: Tuesday May-14-2019 15:42:34 PDT
Buy It Now for only: $13.99
|
12 Baptism Favors Guadalupe Virgen Keychains Llaveros Bautizo Recuerdos Metal

$3.99
End Date: Friday Apr-26-2019 17:09:18 PDT
Buy It Now for only: $3.99
|
Mystifying Oracle Evil Eye EMBROIDERED PATCH - 4.25x3" spooky occult pagan ouija

$30.99
End Date: Wednesday May-8-2019 7:17:17 PDT
Buy It Now for only: $30.99
|
Vtg I.B.S.A. International Bible Study Assn. HARP Bible Study Course POST CARD

$12.99
End Date: Saturday May-11-2019 6:29:30 PDT
Buy It Now for only: $12.99
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Философия
 
Эрих Фромм Бегство от свободы Escape from Freedom
Бегство от свободы
Эрих Фромм - выдающий мыслитель ХХ века, один из основателей неофрейдизма. Работы Фромма пользуются широчайшей популярностью во всем мире - еще при жизни основные его труды, посвященные этическим и социально-психологическим вопросам природы человека, выдержали десятки переизданий миллионными тиражами.
Одна из основополагающих работ Эриха Фромма - "Бегство от свободы" - посвящена психологическим аспектам власти, зависимости и обретения личностей независимости. "Может ли свобода стать бременем, непосильным для человека, чем-то таким, от чего он старается избавиться? Почему для одних свобода - заветная цель, а для других - угроза?". "Не существует ли - кроме врожденного стремления к свободе - и инстинктивной тяги к подчинению?.. Не является ли подчинение источником некоего скрытого удовлетворения; а если так, то в чем состоит его сущность?"



...

Цена:
169 руб

Симона де Бовуар Второй пол. Том 2. Жизнь женщины
Второй пол. Том 2. Жизнь женщины
Предлагаем читателям второй том полного выверенного издания самого знаменитого произведения Симоны де Бовуар, важнейшей книги, написанной о Женщине за всю историю литературы! Сочетая кропотливый анализ, острый стиль письма и обширную эрудицию, Бовуар рассказывает о том, как менялось отношение к женщинам на протяжении всей истории, от древних времен до нашего времени, уделяя равное внимание биологическому, социологическому и антропологическому аспектам. «Второй пол» — это история угнетений, заблуждений и предрассудков, связанных с восприятием Женщины не только со стороны мужчины, но и со стороны самих представительниц «слабого пола». Теперь этот один из самых смелых и прославленных текстов ХХ века доступен русскоязычным читателям в полноценном, отредактированном виде, сохраняющим всю полноту оригинала....

Цена:
191 руб

Д. А. Гусев Удивительная логика
Удивительная логика
Логику не изучают в школе. Тем не менее, мы пользуемся ее законами с детских лет: учимся размышлять и принимать решения, осмысливаем происходящее, постигаем разные науки и, самое главное, общаемся с другими людьми - поясняем свою позицию, возражаем, спорим, убеждаем...
Современный умный, развитый человек просто обязан владеть логическим мышлением - оно упорядочивает полученные знания, придает ясность речи, делает убедительной аргументацию и позволяет добиваться победы в дискуссиях.
Книга "Удивительная логика" требует определенного напряжения умственных сил и может служить своеобразной проверкой базовых логических способностей человека. В то же время она позволяет развить персональные интеллектуальные данные и творческие навыки поиска нестандартных решений. Одним словом, она учит мыслить.
Тестовым и развивающим целям служат и приведенные в конце издания оригинальные логические задачи.

Книга адресована в первую очередь старшеклассникам и студентам, интересующимся логикой и желающим активно использовать ее законы для достижения личного успеха....

Цена:
343 руб

Ролан Барт Camera lucida. Комментарий к фотографии La chambre claire: Note sur la photographie
Camera lucida. Комментарий к фотографии
"Сатега lucida. Комментарий к фотографии" (1980) Ролана Барта - одно из первых фундаментальных исследований природы фотографии и одновременно оммаж покойной матери автора. Интерес к случайно попавшей в руки фотографии 1870 года вызвал у Барта желание узнать, благодаря какому существенному признаку фотография выделяется из всей совокупности изображений. Задавшись вопросом классификации, систематизации фотографий, философ выстраивает собственную феноменологию, вводя понятия Studium и Punсtum. Studium обозначает культурную, языковую и политическую интерпретацию фотографии, Punсtum - сугубо личный эмоциональный смысл, позволяющий установить прямую связь с фотоизображением....

Цена:
335 руб

Уильям Арнтц, Марк Висенте, Бетси Чейс Кроличья нора, или Что мы знаем о себе и Вселенной? What the Bleep Do We Know? Discovering the Endless Possibilities for Altering Your Everyday Reality
Кроличья нора, или Что мы знаем о себе и Вселенной?
Кто я? Каково мое место во Вселенной? Мир, в котором я живу, - реален ли он? Почему каждый день похож на предыдущий? Могу ли я изменить свою жизнь? Авторы этой книги встретились с 17 учеными, физиками и духовными учителями, чтобы получить ответы на Великие Вопросы, которые интересовали людей на протяжении многих веков....

Цена:
371 руб

Ги Дебор Психогеография
Психогеография
Ги Дебор вместе с единомышленниками разрабатывает сугубо позитивную, радикализирующую поиски современной ему архитектуры программу, которая остается поразительно актуальной и сегодня. Ее основные термины пронизаны духом дематериализации: это психогеография - переосмысление общего представления о городе исходя из того, что его составляют принципиально временные, изменчивые, перетекающие друг в друга атмосферы, порождаемые взаимодействием всех элементов городской среды и чувств живущих в ней людей; дрейф - практика обнаружения этих атмосфер, прокладки новых маршрутов по воле чувств и желаний дрейфующих, а также фиксации этих маршрутов в новой картографии; конструирование или строительство ситуаций (Дебор учитывает оба значения этого слова: местоположение и стечение обстоятельств) - временных и изменчивых, подобно атмосферам, но гораздо более емких, чем прежде, зданий новой архитектуры, возводимых из столь же новых материалов - желаний и чувств. Наиболее последовательно эта программа изложена в "Отчете о конструировании ситуаций…" (1957), который послужил манифестом образованного в том же году Ситуационистского интернационала. (Алексей Шестаков)...

Цена:
262 руб

Умберто ЭКО Растительная память, или Почему книга помнит все
Растительная память, или Почему книга помнит все
"В сборник "Растительная память, или Почему книга помнит всё" вошли выступления, очерки и эссе Умберто Эко - страстного библиофила, для которого книга - это запечатленные на бумаге знания, жизненный и научный опыт поколений. Автор не только захватывающе рассказывает о кропотливой работе собирателя редких изданий, но и со свойственным ему юмором рассуждает о современной массовой культуре, позволяет себе пофантазировать о будущем человечества, если оно лишится книг – своей "растительной" памяти....

Цена:
659 руб

Б. Рассел История западной философии. В 2-х томах. Том 1 A History of Western Philosophy
История западной философии. В 2-х томах. Том 1
"История западной философии" - самый известный, фундаментальный труд Б. Рассела. Впервые опубликованная в 1945 году, эта книга представляет собой всеобъемлющее исследование развития западноевропейской философской мысли - от возникновения греческой цивилизации до 20-х годов двадцатого столетия. Альберт Эйнштейн назвал ее «работой высшей педагогической ценности, стоящей над конфликтами групп и мнений». Классическая Эллада и Рим, католические "отцы церкви", великие схоласты, гуманисты Возрождения и гениальные философы Нового Времени - в монументальном труде Рассела находится место им всем, а последняя глава книги посвящена его собственной теории поэтического анализа....

Цена:
167 руб

Эрих Фромм Искусство быть
Искусство быть
Кто мы? Зачем? Смысл жизни — или, точнее, смысл бытия — основной вопрос всей мировой философии. "Быть иль не быть?" — вопрос вопросов, заданный некогда Гамлетом. "Быть", — отвечал Эрих Фромм в одной из главных своих работ —"Искусство быть". Но если быть, то как? И каким? Фромм считал любовь искусством, доступным каждому. Но если любовь — искусство, значит, искусство — и бытие?...

Цена:
414 руб

Карл Юнг, Мишель Фуко Матрица безумия
Матрица безумия
Отчего в нашу эпоху возросло число психических заболеваний и нервных расстройств? Отчего массовые психозы охватывают целые народы? Отчего в политике, журналистике, культуре столько явно выраженных ненормальностей, шизофренических отклонений? В чем символизм сумасшествия и есть ли в нем скрытый смысл? Карл Густав Юнг и Мишель Фуко, работы которых представлены в данной книге, отвечают на этот вопрос по-разному.
Выдающийся швейцарский ученый, психотерапевт Карл Густав Юнг считал, что к увеличению числа душевных заболеваний приводит забвение современным обществом базовых принципов человеческого существования.
В свою очередь, французский философ-структуралист Мишель Фуко утверждал, что безумие - это расплата за прогресс, устанавливающий определенные рамки для подсознательных процессов человеческой психики.
В данный сборник вошли работы Юнга и Фуко, посвященные причинам и символизму безумия в современном мире, а также истории сумасшествия в западном обществе....

Цена:
494 руб

2013 Copyright © FiloSlov.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования