Энциклопедия философии онлайн
Этика творчества и экзистенциальная диалектика (О поздних произведениях Бердяева)

Этика творчества и экзистенциальная диалектика (О поздних произведениях Бердяева).

Необходимо подчеркнуть, что между работами, написанными в России, и произведениями философа, которые были созданы в эмиграции в 20—40-х годах, существует связь и преемственность. Проблемы свободы, творчества, человека, человеческой личности в философии Бердяева всегда оставались на переднем плане. Постоянно сохранялось и религиозно-идеалистическое основание его антроподицеи. Найденные уже в ранних работах экзистенциально-персоналистские акценты тоже были сохранены и в значительной степени усилены. Этому способствовали те процессы, которые в 20—40-х годах произошли в западной философии: экзистенциалистская, персоналистская философская мысль именно тогда приобрела более ясные очертания и стала если не единым , то во всяком случае заметным в философии и культуре направлением. Иногда философы этого направления признавали, что испытывали влияние идей Бердяева. В основном же российские предвосхищения экзистенциалистской и персоналисткой философии жизни — прежде всего учения Бердяева и Шестова, малоизвестные западным философам, не оказывали прямого и определяющего воздействия на формирование экзистенциалистских концепций. А сам Бердяев с большим интересом наблюдал за оформлением экзистенциализма и персонализма на Западе. Отстаивая в книге "О назначении человека" свою давнюю идею, согласно которой "математическая физика, самая совершенная из наук, дальше всего отстоит от тайн бытия, ибо тайны эти раскрываются только в человеке и через человека", — Бердяев делает примечание: «Так, Гайдеггер в "Sein und Zeit", самой замечательной философской книге последнего времени, всю свою онтологию строит на познании человеческого существования. Бытие, как забота (Sorge) открывается лишь в человеке». Из всего предшествующего рассмотрения ясно, какой большой вклад в обоснование идеи человеческого существования как бытия и открытости бытия как такового именно через человеческое бытие внес Бердяев уже в своих ранних работах. Поэтому он имел все основания увидеть в экзистенциализме если не прямое развитие, то известное подкрепление идей своей экзистенциальной, персоналистской философской антропологии. Экзистенциализм, как и другие новейшие тогда течения западной философии (например, психоанализ), Бердяев использует также и для того, чтобы вновь и вновь утвердить важнейшую для него идею о необходимости постоянно реформировать христианскую мысль. "История европейской души была очень динамична, и в ней происходили большие изменения. Совсем не та уже душа стоит ныне перед христианством, какая стояла перед христианством средних веков или первохристианством, совсем иная чувствительность в ней раскрылась... Нельзя не считаться с опытом, который раскрывается в наиболее показательных умственных течениях нашей эпохи. Таковы Гейдеггер и экзистенциальная философия, Фрейд и психоанализ, К. Барт и диалектическая теология, Гуссерль и феноменология, расизм и тоталитаризм, марксизм и коммунизм. Властителями душ, оказывающими наибольшее влияние, являются Ницше, Маркс, Киркегард. На новую проблематику, на новое беспокойство не могут дать ответа старые христианские катехизисы".

И все-таки симпатии Бердяева — не на стороне хайдеггеровского экзистенциализма, пусть он и истолковывается как одно из философских знамений времени. Более сочувственно относится он к религиозному экзистенциализму К. Ясперса. Но еще важнее для него философское учение Кьеркегора. «Киркегард — один из истоков экзистенциальной философии. Это видно из того, что для него человек и его существование не могут быть объектом. Экзистенциальная философия связана с религиозным беспокойством, и у самого Киркегарда она определяется христианским опытом... Сам Киркегард имел христианский опыт, но это был опыт религиозной натуры, проходящей через раздвоение, через разрыв богочеловечности, через богоотставленность. У Гейдеггера, самого сильного из современных "экзистенциальных" философов, мы видим уже иное состояние. Киркегард имел влияние на его проблематику, но Бог заменен у него миром, и безнадежность не прорывается ни к чему иному. Он хочет построить онтологию, и построить ее таким же путем, каким строит ее рациональная академическая философия. Это противоречит коренным образом экзистенциальной философии, которая не допускает возможность онтологии, всегда основанной на объективации и рационализации». В экзистенциалистской философии Хайдеггера Бердяев, правда, находит ценные идеи — например, указание на обезличивающую силу повседневности, das Man. Но его решительно не устраивает безысходность атеистического экзистенциализма. "Мысль Гейдеггера подавлена объектным миром заботы. У него нет духа, нет свободы, нет личности... Метафизика Гейдеггера связана с конечностью человеческого существования... Пессимизм Гейдеггера более последовательный и страшный, чем пессимизм Шопенгауэра, который знал утешение".

Но самым главным возражением против хайдеггеровского экзистенциализма, как, впрочем, и против гуссерлевской феноменологии, и в поздних работах Бердяева остается привычный тезис о несостоятельности всякой философии, прибегающей к объективации. "Гуссерль хочет исследовать феноменологическим методом эссенции. Гейдеггер хочет исследовать методом экзистации. Но экзистации при этом исчезают, и происходит объективация, которая закрывает тайну жизни человека, мира и Бога". Борьба с философией объективации в поздних работах Бердяева приобретает поистине программное значение. Мыслитель исследует (например, в работе "Опыт эсхатологической метафизики", 1947) глубинные истоки "раздвоения" духа и находит их в его способности и обращаться на самое себя (интериоризация), и порождать внешние объективации (экстериоризация). Результат интериоризации — рождение духовного царства подлинной свободы; результат экстериоризации — порождение неподлинного "падшего" мира объективаций, мира необходимостей. «Характеризуя мир объективации, Бердяев устанавливает такие его признаки: "1) отчужденность объекта от субъекта; 2) поглощенность неповторимо-индивидуального, личного общим безлично-универсальным; 3) господство необходимости, детерминации извне, подавление и закрытие свободы; 4) приспособление к массивности мира и истории, к среднему человеку, социализация человека и его мнений, уничтожающая его оригинальность"... Общество как объективация предстает господством коллектива, где положение человека опосредовано безличными нормами и законами, исключающими "свободную интимность", а отношение человека к человеку определяется через его отношение к коллективу. Высшим проявлением антиперсоналистского духа общества является государство, занявшее место субъекта социальной жизни».

Бердяев развертывает столь широкое полотно критики объективизма, философии объективации, что подавляющее большинство философских учений прошлого, как и новых концепций XX в., попадают под стрелы его критики. Внимательно отнесясь к новой философской антропологии (например, высоко оценив анализ любви у Макса Шелера), Бердяев и в ней обнаружил принижение свободы духа и неумение вскрыть активность жизни, пробужденную именно духом. Не составляет исключения и христианская мысль, в том числе и современная Бердяеву христианская философия (неотомизм, религиозный экзистенциализм), которые обвинены не просто в забвении, но даже в "уничтожении" человека, в ослаблении веры в него. "Как сын свободы, — писал Бердяев в Предисловии к книге "Экзистенциальная диалектика божественного и человеческого", — я признаю свободную критику исторического христианства и свободную критику откровения, которая должна быть подобна критике чистого разума". (Мыслитель посвятил этим темам свою книгу "Истина и откровение. Пролегомены к критике откровения", опубликованную на французском языке после смерти автора в 1954 г.) Характерно, что поздний Бердяев ополчается даже на... некогда излюбленную категорию бытия. «Бунт против всего, что не есть Я, — пишет П. Гайденко, — принимает у Бердяева форму афоризма: "Рабство у бытия и есть первичное рабство человека", — пишет Бердяев в работе "О рабстве и свободе человека"».

Поздние работы Бердяева замечательны не только яркой и бескомпромиссной критикой традиционной и новейшей тогда философии, обвиненной в грехе объективизма и объективации, а также критикой всех социальных, нравственных, духовных устоев, помогающих утвердить "неправедное", "неподлинное", "греховное" господство над личностью изобретенных людьми порабощающих "объективаций". Бердяев продолжает дальнейшую разработку позитивной, религиозной, персоналистской по своему характеру концепции свободы и творчества. В частности, он уделяет особое внимание разработке этики творчества, основанной на защите, переосмыслении и обновлении принципа свободной личности, творческой индивидуальности. "Этика творчества, — пишет Бердяев, — утверждает ценность индивидуального и единичного. И это есть новое явление в нравственном мире. Ценность индивидуального и индивидуальности этика раскрывает с большим трудом, и только в сознании XIX века все это было завоевано. Тут огромную роль сыграли такие люди, как Достоевский, Ницше, Ибсен, Киркегардт. И христианская этика долго не понимала значение индивидуального, ей нравственная жизнь представлялась подчиненной общеобязательному закону. Индивидуальное и единичное имеет двоякое значение для этики. Прежде всего нравственная оценка и нравственный акт должны исходить от конкретной, единичной личности и быть индивидуальными и неповторимыми в своей индивидуальности нравственными актами и оценками. Каждый индивидуальный человек должен нравственно поступать, как он сам, а не как другой человек, его нравственный акт должен вытекать из глубины его нравственной совести, ...индивидуальное и индивидуальность должны быть признаны нравственной ценностью высшей иерархической ступени. Личность, неповторимая, единичная личность, есть высшая ценность, она не есть средство для торжества общего, хотя бы это общее было обязательным нравственным законом".

Апофеоз личностного начала тем более важен, что Бердяев писал эти строки в начале 30-х годов, когда на его родине уже утвердился, а в Германии поднимался тоталитаризм, идеология которого неизменно требовала и требует подчинить личность государству, обществу. Впрочем Бердяев отнюдь не отрицал, что творческая свободная личность, ведущая борьбу за свое "первородство", должна уметь "пребывать в духе соборности". Но и здесь решающими принципами должны стать свобода и добровольность. "Через свободу своей совести личность связана с соборным духом, а не через общественное принуждение и общественный авторитет. Этика творчества есть всегда профетическая, обращенная к будущему этика и потому идущая от личности, а не от коллектива, но направленная социально". (Нацеленность этики творчества на проблему будущего Бердяев подробно проанализировал в книге "Философия свободного духа. Проблематика и апология христианства" 1927-1928, ч. I, II.)

Этика творчества, согласно Бердяеву, своим главным измерением полагает не конечную жизнь человека, а вечность, которая должна одержать победу над временем. Но здесь заключена "трагедия творчества": оно стремится к вечному и к вечности, но создает "культуру во времени, в истории". В этом пункте Бердяев снова полемизирует с Хайдеггером. Последний видит только одно: творческий акт связан с заботой, страхом смерти в "падшем" мире, мире времени и необходимости. А вот выход к свободе и вечности атеистическому экзистенциализму объяснить не под силу. Тем не менее именно экзистенциализм побуждает Бердяева глубоко и по-новому проанализировать феномены и проблемы страха (ужаса), тоски, заботы, страдания, смерти, "падения" в обыденность, создания бессознательным "фантасмагорических" миров. В ходе этого анализа неоднократно воздается должное Хайдеггеру, Ясперсу, Фрейду, Юнгу, Адлеру, Сартру и др.

Важнейшим звеном метафизики и этики позднего Бердяева становятся новые размышления над извечной проблемой зла, в центре которых снова оказывается отстаивание свободы. Еще в книге "Миросозерцание Достоевского" Бердяев наметил тему, стержневую и для поздней этики творчества. "Достоевский не может примириться ни с тем раем, который еще не знает испытания свободы, не прошел еще через свободу, ни с тем раем, который после всех испытаний будет организован принудительно, без свободы человеческого духа... Ибо Христос есть прежде всего свобода. Но так бросается новый свет на сказание о грехопадении. Дьявольский соблазн не есть соблазн свободы, как нередко думали, а соблазн отречения от свободы, соблазн блаженства принудительного и насильственного".

Исследователи философии Бердяева не без оснований обращают внимание на противоречивость его понимания свободы, подчас предстающей в негативном обличье хаоса, ничто, дьявольской ("люциферической") свободы, граничащей с чистым произволом. Но у Бердяева были свои возражения на подобную линию критики. Он полагал, что философия и этика, верные классическим традициям, из-за благодушия недооценивают дьявольскую силу зла, а также изначальную и грозную противоречивость свободы. Заимствуя у Я. Бёме термин "Ungrund" (его можно перевести как "безосновность", "бездна" — в метафизическом смысле этого слова), Бердяев стремится приподнять завесу над мистически тревожной, давящей сферой изначального зла, предшествующего бытию, творчеству, добру. Постигнуть угрозу зла человек может через страдание, мучение, которому придается поистине метафизическое, экзистенциальное значение. "Я страдаю значит, я существую. Это вернее и глубже декартовского cogito. Страдание связано с самым существованием личности и личного сознания. Я. Бёме говорит, что страдание Qual, Quelle, Qualitat есть источник создания вещей". Страдание — следствие и низшей, животной, и духовной природы человека, его свободы и осознания им личностного начала.

Бердяев посвящает многие страницы поздних работ "сложной экзистенциальной диалектике добра и зла". Он уверен, что философия, этика никак не должны преуменьшать силу, размеры угрозы зла. Призвание этики — не быть "нечувствительной" к вселенскому злу, страданиям и смерти, что, по мнению Бердяева, случилось с этикой XIX и XX в. "Этика должна стать эсхатологической", — утверждает философ. Это значит, что центральной темой философии нашего времени должен быть "апокалиптический опыт" (переживание близкого конца мира), требующий, однако, не пассивности и смирения, а активности, творчества, ответственности, небывалого напряжения всех созидательных сил человека и человечества. "Нельзя пассивно, в тоске, ужасе и страхе ждать наступления конца и смерти человеческой личности и мира. Человек призван активно бороться со смертоносными силами зла и творчески уготовлять наступление Царства Божьего", — эти слова выдающегося русского мыслителя Николая Бердяева можно считать его духовным завещанием нам, его потомкам, которым приходится бороться с невиданно грозными "смертоносными силами зла".

В предшествующих разделах уже достаточно подробно разбирались социально-философские, социально-политические идеи Бердяева, его взгляд на специфику русской истории, культуры, философии. Их также важно учесть для того чтобы составить целостное представление о громадном вкладе русского мыслителя в историю философской мысли.



источник: История философии. Запад-Россия-Восток. Книга третья. Философия XIX — XX в.

источник: Филослов.ру


просмотров: 559
Изречения, иллюзия, Лучшие мысли
БУДДИЗМ, учение Гаутамы Будды
Философия права Гегеля
Древнерусский панэтизм
ПОНИМАЮЩАЯ СОЦИОЛОГИЯ
Первые греческие мудрецы-философы
ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ
KOTAPБИHЬCKИЙ (Kotarbinski) Тадеуш
Бертран Рассел (1872-1970)
Основные правила научного метода
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
ESCAPULARIO VIRGEN DEL CARMEN CAFE/BROWN SCAPULAR MOUNT CARMEL 01455

$25.99
End Date: Monday Jul-16-2018 21:43:52 PDT
Buy It Now for only: $25.99
|
ANIMAL INSTINCTS SHAPESHIFTER NECKLACE Leopard Jaguar Jasper Stone Shaman Pagan

$16.00
End Date: Wednesday Jul-25-2018 17:55:55 PDT
Buy It Now for only: $16.00
|
12pc.(One Docen): ESCAPULARIO VIRGEN DEL CARMEN/SCAPULAR MOUNT CARMEL 01455

$55.00
End Date: Thursday Aug-9-2018 12:16:49 PDT
Buy It Now for only: $55.00
|
Rajneeshpuram: Original Song Sheet Handout July 6, 1982 Masters day celebration

$39.00
End Date: Sunday Jul-15-2018 22:38:20 PDT
Buy It Now for only: $39.00
|
12.5" Statue Santa Muerte Holy Death Grim Reaper Skull 7 Colors Siete Potencias

$12.95
End Date: Tuesday Jul-31-2018 0:11:20 PDT
Buy It Now for only: $12.95
|
Sidr, Sedr, Ziziphus spina, Jujube tree leaves Powder 100g

$29.99
End Date: Tuesday Aug-7-2018 9:27:49 PDT
Buy It Now for only: $29.99
|
Rosicrucian Degree #9 Extra Discourse Afflatus of the Illuminati 1-12 Rare

$2,000.00 (0 Bids)
End Date: Monday Jul-16-2018 17:08:30 PDT
|
Rare 1919 Watchtower Bound Volumes 1-7 (1879-1919)

$800.00 (0 Bids)
End Date: Monday Jul-16-2018 18:49:18 PDT
|
Rare Watchtower Cross and Crown Ribbon

$5.00 (1 Bid)
End Date: Sunday Jul-15-2018 19:14:37 PDT
|
Narcotics Anonymous Blue Book Hardcover

$20.00 (0 Bids)
End Date: Sunday Jul-15-2018 16:38:00 PDT
|
***Poona One: Sannyas Magazine 1977, #2; a rare gem in excellent condition

$8.70
End Date: Wednesday Aug-8-2018 9:08:44 PDT
Buy It Now for only: $8.70
|
Natural Jerusalem Rose Incense Frankincense Church Home Fragrance 80gr 2.8oz

$1.08
End Date: Monday Aug-6-2018 15:43:53 PDT
Buy It Now for only: $1.08
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Философия
 
Эрих Фромм Анатомия человеческой деструктивности The Anatomy of Human Destructiveness
Анатомия человеческой деструктивности
В своей книге "Анатомия человеческой деструктивности" Эрих Фромм сделал попытку философского переосмысления природы агрессивности и разрушительного начала в человеке, социуме и в истории, обобщив исследования по этому вопросу в самых разных областях науки, включая историю, палеонтологию, физиологию и психологию....

Цена:
176 руб

Иммануил Кант Критика чистого разума Kritik der Reinen Vernunft
Критика чистого разума
"Критика чистого разума" - книга, которую каждая эпоха заново оценивает и по-своему переосмысливает.
Книга, которая остается актуальной вот уже более двух столетий. Книга, которую изучали и пытались интерпретировать абсолютно все значительные философы, творившие после Канта, и которая по сей день занимает умы ученых и писателей, моралистов и политиков.
Это opus magnum Канта, он обдумывал этот труд десять лет - а написал за несколько месяцев. Тщательно структурированное, совершенное по форме произведение, посвященное вопросам, волновавшим лучшие умы человечества с древнейших времен, - каковы источники и границы знаний и какую роль в познании мира играют чувства, рассудок и разум. 

...

Цена:
202 руб

С. Лазарев Облики гордыни
Облики гордыни
Что такое гордыня? Как она выглядит, какие проблемы порождает? Насколько верны наши привычные представления о гордыне? Почему необходимо преодолевать гордыню?
В этой книге читатель найдет не только ответы на все эти вопросы, но и руководство к действию.
...

Цена:
353 руб

Даниил Андреев Роза Мира
Роза Мира
Даниил Андреев, русский поэт и мистик, десять лет провел в тюремном заключении, к которому был приговорен в 1947 году за роман, впоследствии бесследно сгинувший на Лубянке. Свои главные труды Aндреев писал во Владимирской тюрьме: из мистических прозрений и поэтической свободы родился философский трактат - РОЗА МИРА - вдохновенное видение мирового единства, казалось бы совершенно невозможное посреди ужаса сталинского смертельного конвейера....

Цена:
379 руб

Никколо Макиавелли Государь Principe
Государь
Сочинения Никколо Макиавелли, созданные в Средние века, и в XXI веке привлекают внимание политиков, общественных деятелей, исследователей и любителей изящной словесности: его политические трактаты полны актуальных принципов и рекомендаций, а художественные сочинения не утратили блестящего юмора и свежести. Шедевр итальянского писателя и дипломата - "Государь" - был задуман как учебник для самодержцев всех времен. Макиавелли выступал сторонником сильной государственной власти, допуская в случае необходимости использование любых средств для ее укрепления. Самоуверенность, смелость и гибкость сильного государя - вот от чего зависит, по мнению Макиавелли, успех проводимой им политики. В книгу вошли наиболее известные исторические, политические и художественные произведения Никколо Макиавелли....

Цена:
119 руб

Жан Бодрийяр Фатальные стратегии Les strategies fatales
Фатальные стратегии
"Фатальные стратегии" - центральная, по мнению западных исследователей, работа Бодрийяра, поскольку именно здесь он излагает теоретическую основу всех своих предыдущих и последующих работ. Кроме того, в книге анализируются такие нетрадиционные для современной философии понятия, как судьба, любовь, соблазн, терроризм, экстаз, ирония, церемониал, обсценность, ожирение и т. д. Вслед за смертью Бога, автора и человека, философ провозглашает смерть субъекта как такового и верховенство объекта. Единственную стратегию, пусть и фатальную, которую он предлагает, - перейти на сторону объекта и иронично взирать на обезумевший мир. Именно после этой книги Бодрийяра стали называть гуру и даже первосвященником постмодернизма. А голливудских кинематографистов она вдохновила на создание известного фильма "V значит вендетта"....

Цена:
389 руб

Иммануил Кант Критика чистого разума
Критика чистого разума
Иммануил Кант - величайший философ Западной Европы, один из ведущих мыслителей эпохи Просвещения, родоначальник немецкой классической философии, основатель критического идеализма, внесший неоценимый вклад в развитие современной философской традиции, оказавший огромное влияние на умы европейцев и работы позднейших идеалистов - Фихте, Шеллинга, Гегеля.

"Критика чистого разума" - фундаментальный труд Канта, ставший поворотной точкой в истории мировой научной и философской мысли....

Цена:
400 руб

Ролан Барт Мифологии Mythologies
Мифологии
Серия очерков "Мифологии" представляет собой блестящий анализ массовой культуры как знаковой системы. Автор семиотически объясняет механизм появления политических мифов как превращение истории в идеологию при условии знакового оформления этого процесса. В обобщающей части работы - статье "Миф сегодня" предлагается и объяснение, и метод противостояния современному мифологизированию - создание новейшего искусственного мифа, конструирование условного, третьего уровня мифологии, если под первым понимать архаико-традиционную, под вторым - "новую" (как научный класс, например, советскую).

В исследованиях Р.Барта ведущим определением мифа является слово. Все, что покрывается дискурсом, может стать мифом, так как "наш мир бесконечно суггестивен". Миф, по Барту, является маркирующей качественной характеристикой "анонимного" современного буржуазного общества, при этом мифологизация рассматривается как признак всех социумов....

Цена:
459 руб

Дэвид Дойч Структура реальности. Наука параллельных вселенных The Fabric of Reality: The Science of Parallel Universes and Its Implications
Структура реальности. Наука параллельных вселенных
"Дэвид Дойч формулирует Теорию Всего, переплетая низко- и высокоуровневые теории: Квантовую физику, Эпистемологию, Теорию вычислений и Эволюционную доктрину. Рассматривая необычные модели, Дойч приходит к оптимистическим выводам о неограниченности наших познавательных способностей.
Представленная книга действительно будет полезна широкому кругу читателей, позволит структурировать имеющиеся знания и развить системный взгляд на окружающий мир."

Руслан Юнусов, генеральный директор Российского квантового центра



Любопытный факт
Часто говорят, что Виктор Пелевин предвосхищает события. В недавно вышедшей "Любви к трем цукербринам" Пелевин цитирует еще не вышедшую "Структуру реальности" Дойча. Опять угадал?

О чем книга
Книга британского физика и философа Дэвида Дойча, одного из создателей концепции квантовых вычислений, наглядно демонстрирует, что эпоха великих философских систем вовсе не осталась в прошлом. Автор выстраивает целостный и согласующийся с научными знаниями ответ на один из самых фундаментальных философских вопросов: какова подлинная природа реальности.
По Дойчу ткань реальности, каковой она открывается любому носителю разума, сплетается из четырех основных нитей. Это эпистемология Карла Поппера, раскрывающая путь научного знания; это квантовая механика, которая целостно интерпретируется, лишь после признания реальности мультиверса - бесконечного ансамбля параллельных вселенных; это основанная Тьюрингом теория вычислений, без которой не понять природу математических объектов; и, наконец, это универсальная теория эволюции, объясняющая развитие не только жизни, но и цивилизации.

Почему книга достойна прочтения
Соединение новейших достижений квантовой физики и ценностей философии создают целостный взгляд на человечество и Вселенную. Они дают понимание настоящего и открывают двери в будущее нашего и параллельных миров.

Кто автор
Дэвид Дойч - британский физик-теоретик, профессор Оксфордского университета, внес огромный вклад в развитие квантовых вычислений. За свои заслуги Дойч был награжден медалью Дирака (нобелевского лауреата и одного из основателей квантовой физики) и принят в элиту британского научного мира - Лондонское королевское общество.

Ключевые понятия
современная наука, параллельные вселенные, квантовая физика, эпистемология, теория вычислений, эволюция....

Цена:
459 руб

Славой Жижек Киногид извращенца. Кино, философия, идеология
Киногид извращенца. Кино, философия, идеология
В сборник вошли эссе Славоя Жижека о кинематографе, который он интерпретирует через призму современной философии, социологии и популярной культуры: от "классики" Хичкока и "модернизма" Тарковского и Кеслёвского до постмодерна Линча и таких "идеологических" фильмов, как "Акт убийства" или "Бэтмен"....

Цена:
509 руб

2013 Copyright © FiloSlov.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования