Энциклопедия философии онлайн
ИРОНИЯ металогическая фигура скрытого смысла текста
ИРОНИЯ (греч. eironeia - притворство) - металогическая фигура скрытого смысла текста, построенная на основании расхождения смысла как объективно наличного и смысла как замысла. Выступает в качестве скрытой насмешки, чем отличается от сатиры и пародии с их эксплицитно идентифицированным статусом. Фигура И. является семантически амбивалентной: с одной стороны, она есть высмеивание и в этом отношении профанация некой реальности, основанная на сомнении в ее истинности или даже предполагающей неистинность этой реальности, с другой же - И. есть как бы проба этой реальности на прочность, оставляющая надежду на ее возможность или - при уверенности в обратном - основанная на сожалении об отсутствии таковой ("горькая И."). Но в любом случае она предполагает метауровень осмысления ситуации задействованным в ней субъектом И. Первым культурным прецендентом И. являются трикстерные мифы как элемент мифов о культурном герое. Если последний выступает средоточием сакральных сил созидания (участие в мироустройстве, победа над хтоническими чудовищами, добывание для людей цивилизационных благ), то трикстер (как правило, брат - как Эпиметей у Прометея - или, чаще, брат-близнец), будучи фактически изоморфным культурному герою по своему креативному потенциалу, мыслится как отрицательная персонификация (например, создает смерть и т.п.). В близнечном соотношении сакрального культурного героя и трикстера находит свое проявление рефлексивность И. как ее атрибутивная характеристика; характерная для И. конгруэнтность серьезности и насмешки проявляется в мифе как одновременно сакральная и профанная природа трикстера, который может быть и бывает одновременно и демоничным, и комичным, проявляя себя то как воплощение мирового зла, то как озорник с плутовскими наклонностями. В ставшем виде И. конституируется в античной культуре в качестве сознательного риторического приема, заключающегося в том, чтобы "говорить нечто, делая вид, что не говоришь этого, т.е. называть вещи противоположными именами" (псевдоаристотелевская "Риторика к Александру"), что задает в исторической перспективе традицию И. как жанра (Лукиан, Эразм Роттердамский, Свифт и др.). Собственно философское понимание И. практически культивируется Сократом в его парадоксальной фигуре имитации незнания ради достижения знания, рефлексивно осмысливается Платоном, выступая как методологический прием познания истины посредством движения сквозь выявляемую противоречивость понятий и фундируя собой традицию понятийной диалектики вплоть до 19 в. Параллельно этой традиции в культуре оформляется понимание И. как универсального принципа мышления и творчества (немецкий романтизм и, прежде всего, Шлегель, А.Мюллер, К.-В.-Ф.Зольгер). "Романтическая И." как последовательное снятие в творчестве ограничений и имманентных границ духа выступает, вместе с тем, и выражением сути бытия. Именно И. позволяет человеку обрести утраченную универсальность и вернуть ее бытию посредством снятия условных типовых разграничений критического и поэтического, античного и современного и т.п.: "в И. все должно быть шуткой и все должно быть всерьез, все простодушно откровенным и все глубоко притворным" (Ф.Шлегель). Этой позиции исторически противостоит ортодоксальная (по отношению к "сократической И.") позиция Гегеля, выступившего с резкой критикой романтизма как центрирующего И. сугубо в сфере искусства - вне аппликации отношения И. на онтологию, ибо, по оценке Гегеля, "романтическая И." оборачивается "концентрацией "Я" в себе, для которой распались все узы и которая может жить лишь в блаженном наслаждении собой". В неоромантическом символизме И. выступает приемом деструкции иллюзии совпадения объекта с идеалом. Аналогично, Кьеркегор в своей докторской диссертации "О понятии И." определяет сущность сократической И. как отрицание наличного порядка вещей на основании его несоответствия идеям. Экстраполяция такого понимания И. на самооценку искусства фундирует позицию Ортеги-и-Гассета, объясняющего тот факт, что искусство в условиях 20 в. "продолжает быть искусством", его самоиронией, в рамках которой "самоотрицание чудотворным образом приносит... сохранение и триумф". В снятом виде эта парадигма лежит в основании кубистского отрицания объекта как визуально данного - в пользу самой идеи этого объекта как идеального (в оценочном смысле). Центральный статус феномен И. обретает в философии постмодерна, фундированного идеей невозможности ни первозданности в онтологическом, ни оригинальности в творческом смыслах (см. Постмодернистская чувствительность, Переоткрытие времени). Однако позитивный потенциал постмодерна как раз и заключается в конструировании им способа бытия в условиях культурно-символической вторичности означивания: "ответ постмодернизма модернизму состоит в признании прошлого: раз его нельзя разрушить, ведь тогда мы доходим до полного молчания, его нужно пересмотреть - иронично, без наивности" (Эко). Глубокая серьезность модернизма, сделавшего своим знаменем требование "надо называть вещи своими именами" (Л.Арагон), сменяется в постмодерне ренессансом античного лозунга И. - "называть вещи противоположными именами". Эко сравнивает культурную ситуацию постмодерна с ситуацией объяснения в любви утонченного интеллектуала просвещенной даме: "он знает, что не может сказать: "Я безумно тебя люблю", потому что он знает, что она знает (и она знает, что он знает), что это уже написал Лиала. И все же выход есть. Он может сказать: "Как сказал бы Лиала, я безумно тебя люблю". Вот так, обойдя ложную невинность и четко сказав, что невинного разговора уже больше не получится, он в то же время сказал даме все, что хотел, что любит ее и что любит во времена утраченной невинности. Если дама поддержит игру, она поймет это как признание в любви... Оба принимают вызов прошлого, уже кем-то сказанного, чего уже нельзя уничтожить. Оба будут сознательно и с удовольствием играть в иронию. Но оба смогут еще раз поговорить о любви" (Эко). Символом постмодернистской И. (как и культурной парадигмы постмодерна в целом) являются кавычки, задающие многослойную глубину прочтения текста, реально существующего как феномен интертекстуальности (см. Интертекстуальность): ставятся кавычки реально или подразумеваются автором, узнает или не узнает читатель цитируемый источник, насколько поймет он И. автора и как выстроит свое ироничное отношение к тексту, - все это задает в постмодерне безграничную свободу языковых игр в поле культурных смыслов (см. Языковые игры). - Место оригинального произведения занимает конструкция (см. Конструкция) "текст может быть собой только в своих несходствах" (Р.Барт). Исходным и важнейшим условием возможности творчества выступает в постмодернистской системе отсчета И., проявляющаяся в многоуровневости глубины символического кодирования текста: "метарассказ" у Джеймисона, "двойное кодирование" у Ч.Дженкса, "И., метаречевая игра, пересказ в квадрате" - Эко (см. Нарра-тив, Автокоммуникация). Однако подлинная глубина постмодернистской И. открывается на уровне ее самоиронии: пародист "пародирует сам себя в акте пародии" (И.Хассан). Фактически эквивалентный И. смысл имеет в этом плане процедура трансгрессии как "выхода за пределы", игры знаками социальности вне социальности у Бланшо. Вместе с тем, тотальность И. (как тотальность семиотизма) позволяет культуре постмодерна - пусть эфемерным пунктиром - наметить вектор неироничного и вне-знакового выхода к себе самому и к объекту как таковому, ибо сквозь "смерть субъекта" (Барт) и "украденный объект" (Ван ден Хевель), растворяющие субъекта в ироничных ликах масок и феерически рассыпающие объект на веер культурно-интерпретационных матриц восприятия (см. Интерпретация, Экспериментация), - как Феникс сквозь собственный пепел, прокладывает себе дорогу подлинная подлинность и одного, и другого. (Собственно, уже в рамках романтизма И. была понята как "форма указания на бесконечность": только тот, по Шлегелю, может быть ироничен, в ком "возросло и созрело мироздание".) Идея "изнашивания маски" (Джеймисон) может быть отнесена и к самой стилистике пастиш, конституируя самотождественность субъекта не как тождественность определенной маске, равную, в сущности, спрятанности за ней, а как стоящую за множеством масок самость, интегрирующую это множество воедино и открывающуюся в нем как отличном от других. Аналогично, идея Эко о возможности сквозь арабеск культурных значений, утративших в своем плюрализме изначальную сакральность несомненной единственности и претензии на репрезентацию сущности, увидеть объект как таковой - "ню" сквозь ворох костюмных идентификаций. Условием возможности такой перспективы является свобода как свобода интерпретации и наррации (см. Нарратив). Однако именно И. является основой свободы как отказа от диктата "метанарраций" (Лиотар). В либеральном иронизме Рорти, восходящем к тем же истокам, что и критическая традиция Франкфуртской школы, И. понимается в широком социокультурном контексте, выступая программой "переописания либерализма как надежды", что культура в целом может быть "поэтизирована" больше, чем в просвещенческой надежде, что она может быть "рационализирована" или "сциентизирована". Игра, являясь механизмом осуществления И., выступает как та форма отношения к миру, которая позволяет, по Рорти, избежать абсолютизации одной из версий возможного опыта и задает реальное пространство свободы. Подлинным "иронистом" выступает для Рорти тот, кто осознает относительность своего языка и своего дискурса и потому открыт для коммуникации в другом языке и взаимодействии с другим дискурсом, что только и дает социуму надежду на преодоление жестокости и прорыва к подлинной свободе. В целом, применительно к концу второго тысячелетия, фигура И. становится знамением времени: по оценке Ортеги-и-Гассета, "очень сомнительно, что современного молодого человека может заинтересовать стихотворение, мазок кисти или звук, которые не несут в себе иронической рефлексии". Вместе с тем, по мысли Г.Бёлля, в современных условиях "предельного нравственного выбора" И. уже "не дает алиби", а потому конституируется как своего рода "ироническая терпимость" (см. Рорти, Свобода).

М.А. Можейко Лит.: Философский словарь 2003

источник: Филослов.ру


просмотров: 540
КОНФИГУРИРОВАНИЕ
ПРОВИДЕНЦИАЛИЗМ
Основные тенденции развития западной философии во второй половине XIX - начале XX в
Начало формирования
Александрийская школа
ГАССЕНДИ Gassendi Пьер 1592-1655 французский философ и математик
МОДА
Научиться, нация, Лучшие мысли
Южный Крест, Московская церковь сатаны
БЛАВАТСКАЯ Елена Петровна
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Magatama Dark Green Aventurine Vintage Shinto Priest Stone Pendant Amulet

$13.99
End Date: Thursday Jun-13-2019 15:42:34 PDT
Buy It Now for only: $13.99
|
12 Baptism Favors Guadalupe Virgen Keychains Llaveros Bautizo Recuerdos Metal

$9.99
End Date: Wednesday Jun-19-2019 17:43:54 PDT
Buy It Now for only: $9.99
|
dried Sidr Leaf lote Leaves Ruqyah, Roqya, Destroy Magic and Evil Eye, 1 oz.

$26.00 (14 Bids)
End Date: Saturday Jun-1-2019 16:42:29 PDT
|
1680 HISTORY OF RELIGIONS from all the Kingdoms of the World

$19.99
End Date: Wednesday Jun-5-2019 17:44:19 PDT
Buy It Now for only: $19.99
|
NARCOTICS ANONYMOUS NA KEY TAG Ring Recovery Just For Today 9 LOT English

$11.99
End Date: Friday May-31-2019 8:31:36 PDT
Buy It Now for only: $11.99
|
Mini Tiny Santa Muerte Statue Travel Altar Size Holy Death Santisima Limited Edt

$2.13
End Date: Saturday Jun-22-2019 17:29:04 PDT
Buy It Now for only: $2.13
|
Cross One Day At A Time Bronze Medallion Serenity Prayer Sobriety Chip AA NA

$16.50 (4 Bids)
End Date: Friday May-31-2019 16:37:38 PDT
|
1700s NEW PARISHIONER OF LADIES

$2.25
End Date: Tuesday Jun-4-2019 18:02:33 PDT
Buy It Now for only: $2.25
|
ESCAPULARIO VERDE SAN JUDAS Y VIRGEN DE GUADALUPE/GREEN SCAPULAR ST. JUDE 05571

$29.99
End Date: Wednesday Jun-5-2019 17:51:30 PDT
Buy It Now for only: $29.99
|
Jesus Malverde Statue Angel Sinaloa Mexico Religious Figurine Narco Saint Malver

$13.00
End Date: Thursday Jun-6-2019 21:49:32 PDT
Buy It Now for only: $13.00
|
Bracelet Pulcera Jesus Malverde Image Sinaloa Narco Santo Saint

$4.74 (5 Bids)
End Date: Wednesday Jun-5-2019 6:50:52 PDT
|
LOT OF FOUR OLD BOOKS 1700 - 1800s

$37.00
End Date: Monday Jun-10-2019 22:13:27 PDT
Buy It Now for only: $37.00
|
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» Философия
 
Фридрих Ницше Так говорил Заратустра
Так говорил Заратустра
Трактат "Так говорил Заратустра" называют ницшеанской Библией.
В нем сформулирована излюбленная идея Ницше - идея Сверхчеловека, который является для автора нравственным образцом, смыслом существования, тем, к чему нужно стремиться.
Человек же - лишь мост между животным и Сверчеловеком.
Необычная форма - поэтичная, афористичная - не совсем соответствует нашим представлениям о философском трактате. Однако, вчитываясь, мы улавливаем ход мысли автора, все глубже проникаемся его идеями и убеждениями......

Цена:
201 руб

Марк Аврелий Наедине с собой. Размышления
Наедине с собой. Размышления
Знаменитый труд императора Марка Аврелия, жившего во II веке, – одна из важнейших книг Древнего Рима. НАЕДИНЕ С СОБОЙ. РАЗМЫШЛЕНИЯ стали подлинным откровением для современников, оказали большое влияние и на развитие Западной философии. Затронутые в ней темы остаются актуальными и сегодня, поэтому записки императора-философа пользуются неизменным интересом читателя во всем мире....

Цена:
116 руб

Сунь-Цзы, Конфуций, Миямото Мусаси Искусство войны
Искусство войны
Великие стратеги и легендарный философ - Сунь-Цзы, Миямото Мусаси и Конфуций. Что может их связывать? Все они сыграли значительную роль в истории Востока, а Сунь-цзы и Конфуций в мировой цивилизации в целом. До сих пор потомки изучают их тексты и открывают для себя новые горизонты познания.
В этой книге представлены изречения Конфуция, чьи идеи породили новое этико-философское учение - конфуцианство, древний китайский трактат Сунь-Цзы "Искусство войны" - классическое руководство по стратегии поведения в конфликтах любого уровня - от военных действий до политических дебатов и психологического соперничества, а также "Книгу пяти колец" Миямото Мусаси, посвященную искусству стратегии.
Знакомство с этими текстами позволит читателю обрести мудрость веков и выиграть любую войну.


...

Цена:
684 руб

Аристотель Политика
Политика
"Средний класс", "экономика", "семья как ячейка государства", "Политика", "конституция", "гражданский долг" - мы произносим эти слова и выражения, даже не зная, что самим их существованием обязаны Аристотелю, гениальному мыслителю, который впервые ввел их в оборот в своем произведении "Политика", где и изобрел социальную и политическую философию, впервые в истории выделив изучение общественных отношений в самостоятельную науку.
"Человек по природе своей существо политическое", - говорил Аристотель. Но какое политическое устройство он полагал справедливым? На какие социальные слои предлагал опираться, чтобы наилучшим образом организовать совместную жизнь в государстве? И в чем видел залог правильного и разумного государственного управления?
...

Цена:
154 руб

Майкл Паттон, Кувин Кэннон Философия. Краткий курс в комиксах The Cartoon Introduction to Philosophy
Философия. Краткий курс в комиксах
Эта книга знакомит нас с великой традицией познания мира. Нашим гидом в путешествии, в котором мы спустимся вниз по извилистой реке философии, будет ироничный Гераклит. Мы встретимся с влиятельными мыслителями, представляющими три тысячелетия западной традиции, проникнем в суть основных философских течений и станем свидетелями горячих споров на разнообразные темы. Как мы воспринимаем окружающий мир? Обладаем ли свободой воли? Каковы возможности и границы человеческого познания? Может ли компьютер заменить человека? Объединяя в себе шутливые рисунки и остроумные комментарии, эта книга стремится направить веселье в нужное русло – на поиски фундаментальной истины – и привить любовь к мудрости каждому, кто согласен взять весло и присоединиться к путешествию....

Цена:
379 руб

Луций Сенека Нравственные письма к Луцилию
Нравственные письма к Луцилию
О книге:
"Нравственные письма к Луцилию" - итоговая философская книга Сенеки, написанная в конце жизни. Сенека учит Луцилия освобождению философическому и нравственному, освобождению от страха смерти, ненужного честолюбия, неправильных мнений, дурных движений души.

О серии:
Серия "Великие идеи" представляет собой библиотеку выдающихся образцов человеческой мысли. Это подборка знаменитых произведений мыслителей всех времен и народов. Это главные произведения философов с древнейших времен: от Конфуция и Платона до Фрейда и Ницше. Мы особенно тщательно подбираем произведения, которые просто необходимо иметь в своей библиотеке как студентам, так и всем образованным и эрудированным людям. Удобный карманный формат, мягкая обложка позволят знакомиться с литературными трудами по пути в институт или на работу. Наши редакторы для удобства использования выделили в каждой книге раздел "Избранные цитаты", которые позволят при необходимости быстро вспомнить ключевые мысли авторов....

Цена:
180 руб

Бенедикт Спиноза О Боге, человеке и его счастье
О Боге, человеке и его счастье
Бенедикт Спиноза — один из величайших философов-рационалистов. Его сочинения составляют эпоху в истории европейской мысли, и их изучение стало необходимым моментов всех учебных курсов по метафизике. Характерной черной Спинозы является строгая последовательность мысли и четкая организация текста. Идеи Спинозы, особенно его центрального произведения, «Этики», оказали значительное влияние на культуру. В настоящее издание вошли два знаменитых сочинения Спинозы — «Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье» и «Богословско-политический трактат», которые, наряду с «Этикой», занимают центральное место в наследии философа....

Цена:
142 руб

Грегори Бейтсон Разум и природа. Неизбежное единство Mind And Nature: A Necessary Unity
Разум и природа. Неизбежное единство
Грегори Бейтсон - выдающийся мыслитель XX века, философ, эколог, кибернетик и системный теоретик, внесший значительный вклад в антропологию, психиатрию и теорию коммуникации. Открытия и теории Бейтсона легли в основу таких передовых направлений, как "системная" семейная терапия и нейролингвистическое программирование (НЛП).
Книга "Разум и природа" (1979), завершенная Бейтсоном незадолго до смерти, подводит итог его усилиям по созданию новой эпистемологии, возникающей из кибернетики, генетики и теории эволюции. Он считал, что эта эпистемология должна послужить основой будущей синтетической науки о живом, которую он назвал "экология разума".

Издание предназначено широкому кругу читателей, желающих глубже понять место человека в разумной биосфере. Немало интересного в нем найдут и профессионалы - философы и методологи науки, биологи, психологи, специалисты в области информатики и искусственного интеллекта....

Цена:
695 руб

Георг Вильгельм Фридрих Гегель Философия духа
Философия духа
Труды немецкого мыслителя Георга Вильгельма Фридриха Гегеля (1770-1831) стали вершиной немецкой классической философии. Именно Гегелю удалось при помощи разработанного им диалектического метода придать учению, названному впоследствии идеализмом, вид законченной, глубоко продуманной философской системы. "Философия духа" - заключительное произведение, вошедшее в гегелевскую фундаментальную "Энциклопедию философских наук". В этой необычайно сложной работе Гегель сформулировал важнейшую в современном мире идею свободы. Объединив в едином учении этику, теорию государственного управления и религию, Гегель сумел найти в своей системе место для логического и природного, человеческого и божественного. Гегелевская философия породила мощное движение последователей - гегельянство, а из полемики с его учением выросли самые влиятельные философские течения новейшего времени: марксизм, позитивизм, экзистенциализм....

Цена:
171 руб

Б. Рассел История западной философии. В 2-х томах. Том 1 A History of Western Philosophy
История западной философии. В 2-х томах. Том 1
"История западной философии" - самый известный, фундаментальный труд Б. Рассела. Впервые опубликованная в 1945 году, эта книга представляет собой всеобъемлющее исследование развития западноевропейской философской мысли - от возникновения греческой цивилизации до 20-х годов двадцатого столетия. Альберт Эйнштейн назвал ее «работой высшей педагогической ценности, стоящей над конфликтами групп и мнений». Классическая Эллада и Рим, католические "отцы церкви", великие схоласты, гуманисты Возрождения и гениальные философы Нового Времени - в монументальном труде Рассела находится место им всем, а последняя глава книги посвящена его собственной теории поэтического анализа....

Цена:
232 руб

2013 Copyright © FiloSlov.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Яндекс цитирования